Ирина Эйр о любви, о вечном и о смелости закрыть глаза

Irina-Air-Sharm

На сайте электронной версии американской женской газеты-журнала на русском языке «Женский шарм» вышло интервью с Ириной Эйр.

Ирина Эйр о любви, о вечном и о смелости закрыть глаза

Ирина Эйр – писательница и поэтесса, диджей и практикующий астропсихолог. Ее книга «Роман с закрытыми глазами» уже появилась во многих крупнейших книжных магазинах страны. Сегодня мы решили поговорить с Ириной о ее имени и книгах, о хороших девочках и роковых мужчинах, и, конечно, о любви.

— Ира, на своем сайте ты писала, что выбрала для себя фамилию «Эйр», потому воздух – одна из твоих стихий. Расскажи, пожалуйста, каким образом возник этот псевдоним и когда он появился.

— Получается, что это случилось год назад, когда родилась моя книга «Роман с закрытыми глазами». Раньше мое авторское имя выглядело немного по-другому, я писала «Ирина Р.», по первой букве моей фамилии. Я подписывалась таким именем еще тогда, когда в 15 лет написала свой первый роман в стихах, который называется «О вечном». Тогда же я хотела его опубликовать: у меня не было компьютера, поэтому я писала его от руки, переписывая несколько раз, что-то зачеркивая, что-то добавляя. А когда я закончила, я отнесла эту рукопись в журнал «Русский мир» и подписалась: «Ирина Р.». Мне его через некоторое время вернули со словами: «Извините, нам это не подходит». Не знаю, что именно им тогда не подошло – содержание романа или его «рукописная» форма. А потом, около года назад, когда я готовила эту книгу к публикации, мне сказали, что «Ирина Р.» звучит немного грубовато. И как-то само собой поступило предложение заменить букву «Р» на «Эйр» — это и звучит мягче, и приносит с собой дополнительные смыслы воздуха и легкости. А я подумала, что это круто, и согласилась.

— Получается, это не ты нашла псевдоним – это псевдоним нашел тебя?

— Именно так. Он сам ко мне пришел. Только потом я поняла, насколько он на самом деле мне подходит. Ведь легкость, которую несет за собой ассоциация с воздухом, я особенно ценю и стараюсь писать свои романы невесомым и понятным слогом. Я хочу, чтобы так меня и воспринимали – легко и непринужденно. К тому же, воздух – это одна из моих стихий покровителей. Вторая – это огонь. Для меня такие совпадения очень важны, они показывают, что я на правильном пути.

— Скажи, а почему ты назвала свою героиню «Романа с закрытыми глазами» именно Афродитой?

— Я думала о том, что можно было бы назвать жаждущую любви героиню именем богини этой самой любви. В моем романе этот выбор объяснен более замысловато – родители листали словарь Ожегова в поисках имени для маленькой дочери. Но соль в том, что слова «Афродита» в словаре нет. Это какое-то удивительное явление: идешь по алфавиту, смотришь слова на букву «А» — и вдруг возникает ниоткуда это имя. Такие, на первый взгляд, случайные ответы на вопросы, очень часто являются верными подсказками подсознания – важно только уметь их замечать, а не проходить мимо в повседневной спешке.

— А по каким вообще принципам выбирались имена героев романа? Ведь Патрик — тоже не русское имя, хотя встреча героев происходит в Москве.

— Патрик не был русским — он испанец, как и другой главный герой романа. По крайней мере, так было задумано. Он имел некоторую параллель в моей жизни, параллель именно по ощущениям — безумная, невероятная любовь после долгого периода отсутствия всяких чувств. Ничто не затрагивало меня глубоко, ничто не вызывало сильных эмоций, и вот этот человек совершенно внезапно открыл меня, вызвал дикую страсть. Я даже имя его оставила в романе без изменений — настолько глубокий след в моей душе он оставил (Смеется). И, как ни странно, ему я тоже благодарна за то, что было, хотя описанная в романе история — не из тех, за которые обычно женщины благодарят мужчин. Но все, что со мной происходило, было исполнением запроса моей души для исполнения её задач и миссии, а значит, всё только к лучшему – это ощущение всегда было со мной, несмотря на сложность ситуаций, в которые я попадала в жизни. Отсюда и благодарность.

— Многие женщины в наше время испытывают похожие ощущения — страх перед сильными чувствами, и перед любовью особенно. Ведь именно любовь может принести больше всего боли. Тебе эти ощущения знакомы — как ты смогла преодолеть их и научиться снова открываться миру и эмоциям?

— Да, такой страх был и у меня. Хотя, мне кажется, это был даже не совсем страх, это было нечто иное. Прямо как у моей героини — огромное количество неудач привело меня к мысли, что не стоит себя ранить, хорошо было бы оградить себя от таких потрясений, вырастить универсальный «панцирь» или закрыться в «нейтральном шкафу». И тогда я выбрала некую «нейтральную» жизнь — ни любви, ни ненависти, ни счастья, ни горя. Придерживалась, как мне казалось, золотой середины. Правда, у меня такой «уход в нейтральность» наступил уже после Патрика, а в книге, наоборот, Патрик вытащил Афродиту из этого состояния. Но внешне жизнь была точно такая, как описывалось в книге — было много друзей, поклонников, успехи на работе, много ярких событий и встреч, путешествия и впечатления. Но внутри была абсолютная пустота — я ничего этого не чувствовала, ничего не пропускала сквозь себя. Мне было холодно и одиноко, при всей этой внешней насыщенности. И вот у меня был переломный момент, когда после долгого периода абсолютно «пустой» и нейтральной жизни я просто решила наконец-то снова открыться, чувствовать все. Это своего рода риск, потому что, решаясь чувствовать, ты говоришь «да» всему многообразию чувств и даёшь себе клятву никогда не заходить в этот «нейтральный шкаф». С этого момента все и началось. С тех пора было всё и много: страдание, радость, разочарование, боль — весь спектр эмоций. Когда настрадаешься по самое горло и больше нет сил даже думать — вот тогда наступает пустота и тишина. Эта тишина благодатна, потому что только в ней можно услышать голос своей души, только в ней можно соединиться с собой – когда мыслей нет, эмоций нет, когда пусто и тихо. Возможно, я приободрю своих читательниц, сказав, что считаю момент потери сил от боли – моментом жизненного «просветления», когда всё становится ясно, больше нет вопросов. Всё уже произошло. Я есть, и я есть любовь, которую невозможно отнять. Любовь и я – это одно и то же.

— Ты можешь сказать, что именно «Роман с закрытыми глазами» помог тебе осознать эту истину?

— Не совсем. «Роман» был следствием соединения с собой, когда я, осознав свою природу, начала заниматься только тем, что хочу по-настоящему. На страницах Романа я ещё раз переживала две свои жизни до этого момента, теперь уже осознанно. Когда я писала, я, бывало, плакала над текстом, а иногда — от души смеялась. Потому что это все моя правда. Когда книга была окончена, уроки были усвоены и осознаны – настало время для нового этапа в моей жизни.

— Сейчас многие живут по принципу: если ты хороший, то тебя будут любить. Но ведь этот принцип — он просто от страха остаться в одиночестве. Зачастую люди готовы убить что угодно в себе, только бы их любили. Как раскрыть глаза и встретиться с собой?

— Действительно, многим ошибочно кажется, что быть хорошим — это универсальное средство, которое поможет достигнуть счастья. А счастье: это любить самого себя и быть любимым. Многие, в погоне за вторым компонентом, совершенно забывают о первом. Но счастья в отрыве от себя не бывает, вот что важно понять. Важно знать и любить себя всего, а не ограничивать и пытаться вогнать в рамки стереотипа о «хорошем человеке». Ведь люди, которые общаются с этим «хорошим» человеком, интуитивно чувствуют — что-то тут не так. Любая фальшь накапливается по принципу снежного кома — сам человек устает от нее, а окружающие начинают все явственнее ощущать подмену, «искуственность» в общении. Это тоже своего рода маска, только не защитная, как многие — это маска, чтобы оправдать чужие ожидания.

— Существует расхожее выражение о том, что никто тебя не полюбит, пока не полюбишь себя сам. Ты согласна с этой мыслью?

— Я бы подкорректировала: никто тебя не узнает и не полюбит по-настоящему, пока ты сам себя не узнаешь и не полюбишь полностью. Любить себя — это, в первую очередь, знать себя от «А» до «Я». Знать не только все хорошее, но и все плохое, темное, иногда грубое. И не бояться быть собой в любой ситуации. Тогда ты обязательно сможешь найти человека, который примет тебя именно такой, который будет не только уважать твои достоинства, но и спокойно относиться к твоим недостаткам или вовсе их не замечать. Когда я пыталась играть какую-то роль, пусть даже «хорошую», то мир подстраивался под меня — но под меня «играющую». А значит, и мир был не моим – не настоящим.

— В твоей книге есть герой, который, при всех своих неприглядных чертах, ведет себя абсолютно естественно — это Алехандро. Получается, его линия поведения, его жестокое обращение с девушками и то, как он кружил им голову, а потом бросал на произвол судьбы — это правильно? Ведь он ведет себя именно естественно, никого из себя не строит.

— Да, в этом и заключается важный парадокс моего романа. У каждого своя миссия и свое предназначение в жизни. Важно, что это предназначение дано нам свыше, оно подсознательно, для его исполнения не нужно делать ничего особенного. И предназначение Алехандро именно таково. Конечно, можно осудить его, но он действительно был собой. И притягивал к себе именно тех женщин, которые отчаянно в нем нуждались — именно в таком роковом жестоком красавце. Беда Алехандро в том, что в конце своей жизни он раскаялся в том, что, по сути, было его главной миссией. Он отрекся от этой миссии и даже проклял себя за нее. Он считал себя недостойным жизни, в то время как жертвы, которые приходили к нему во сне, благодарили его за содеянное! А проклятье своей души никогда даром не проходит. Основной конфликт романа в том, что с этим проклятьем и приходит вновь его душа на свет, но только в женском теле, и пытается с ним справиться.

— Тебе не кажется, что такой тип женщин — тех, кто подсознательно желает от отношений трагедии, достаточно распространен? Что с этим делать?

— Все зависит от того, чего женщина действительно хочет. Ведь цель может быть естественной, а может быть надуманной — пришедшей из случайной книги, увиденной на улице или в отношениях собственных родителей. Важно научиться отделять эти стереотипы от истинных целей — от миссий, с которыми их душа пришла в этот мир. У женщин, чью судьбу вершил Алехандро, было подсознательное желание быть жертвой. Он просто создавал для них внешние условия, ведь они не представляли своей жизни без страданий. Есть такие люди, которые не могут найти себя в жизни, поэтому они просто хотят, чтобы она прекратилась. Но вот что с этим делать? Я думаю, что все будет продолжаться до тех пор, пока самому человеку это не надоест. Пока сам не захочешь поменяться, так, что больше не возможно, пока каждая клетка тела и души не будут об этом кричать — ничто не поменяется, а мир будет подкидывать тебе инструменты для исполнения этой продолжающейся программы.

— Ты упомянула про модели, которые некоторые могут воспринять из книг. Я знаю, что в твоей жизни было прикосновение к одному очень специфическому течению, которое называется «букливинг» (жизнь по книге). Расскажи немного о сути этого явления и о том, что будет, можно ли жить по книгам?

— Явление именно жизни по «следам героев» — это нечто новое, мне рассказывали о похождениях «Девушки без имени», которая выкрала мою неопубликованную книгу из издательства и прожила жизнь героя в поисках своего счастья, о чём активно докладывала публике в соц. сетях. Всегда существовали учебники жизни, которые советовали, как перестать бояться и начать жить, как быть здоровым, как правильно дружить и все прочее. Люди всегда ориентировались на книги. Но тут опасно, опять же, перенять «чужую» модель, которая будет полезна кому-нибудь другому, а тебе будет вредить. Поэтому нужно быть очень внимательным, изменяясь. Нужно следить за тем, как меняешься ты, и за тем, как мир реагирует на твои изменения. Бывает так, что ты «изменённый» чувствуешь себя превосходно, вот только люди разбегаются от тебя, как тараканы. Всё супер, если подобное блаженное одиночество – это твоя цель, если же цель несколько иная, то стоит задуматься о том, что что-то не так в этих изменениях.

— Расскажи, а как ты пишешь? Это выглядит, как рабочий процесс — или это приступ неконтролируемого вдохновения в любом месте и в любое время?

— Важное условие для моего творчества — это чистая голова. Мне очень хорошо пишется на отдыхе, особенно когда рядом есть море. А еще особенно хорошо пишется по утрам. И неважно, где это утро — в квартире в Москве или на веранде у моря. Главное, чтобы в голове было то состояние пустоты и ясности, которое бывает только по утрам, когда ты проснулся, еще не прожил этот день со всеми его заботами.

— Ира, какой совет ты могла бы дать своим читательницам и всем женщинам?

— Мой главный совет всем — это быть честным с собой и не сопротивляться трудностям, которые при этом возникают. С ними не нужно справляться, их нужно прожить, пропустить через себя — и пройти. Если ты встречаешь какую-то трудность в своей жизни, значит, у тебя была внутренняя потребность в этой ситуации, чтобы что-то осознать, лучше понять себя и мир. А еще, обязательно, доверяйте миру. И тогда мир будет открываться вам навстречу с каждым днем.

Беседу вела Юлия ЧЕРНЕНКО.

Оригинал публикации на сайте издания: ladyscharm.com

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *