Интервью о книге «Роман с закрытыми глазами» в газете «Литературная Россия»

Интервью Ирины Эйр о книге «Роман с закрытыми глазами» в газете «Литературная Россия»

Спасибо «Литературной России» за публикацию и отдельная благодарность Председателю Международного правления Интернационального Союза писателей Александру Гриценко за тёплые слова в анонсе интервью на сайте ИСП:

«Ирина Эйр – наш автор! И это звучит гордо! Не прошло и года, как она появилась в нашей организации, но прогресс такой, что и члену Союза с большим стажем сложно угнаться. Три книги, одна из них в престижнейшей серии ИСП «Современники и классики». Первые литературные награды. А теперь еще у Ирины Эйр вышло интервью в еженедельнике «Литературная Россия»!

Не просто интервью – «подвальное» или «чердачное», а «центральное». Говоря теми же газетными словами, «разворот с выходом на первую полосу». Так только классики в этой газете выходят. Что ж, такое признание и мне приятно, как одному из руководителей организации, ведь Ирина Эйр не просто хороший автор, но и уважаемый член Интернационального Союза писателей: инициативный, перспективный — и очень хорошо, что молодой».

Полный текст интервью, опубликованного в еженедельнике «Литературная Россия», №52 от 26 декабря 2014:

К НОВОМУ СЧАСТЬЮ, ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ:
Интервью с Ириной Эйр

Вышел новый роман Ирины Эйр, один из самых
удивительных и непредсказуемых в российской прозе

Стоит лишь закрыть глаза…

– Вы издали новую книгу «Роман с закрытыми глазами или Каждое мгновенье любви» как раз под Новый Год. Выход романа – наверное, лучший подарок писателя самому себе и своим читателям в предпраздничные дни… С какими словами и напутствиями вы хотели, чтобы эту книгу люди дарили друг другу в канун 2015 года?

– Да, выход книги для писателя – это, безусловно, очень трогательное и знаковое событие. Особенно, когда речь идёт о «Романе с закрытыми глазами», написание которого было для меня переосознанием своей жизни (что, наверное, актуально для многих из нас, как раз в канун Нового Года. – Прим. Ред.), а если быть точнее, то двух своих жизней – этой и предыдущей. Я проживала книгу шаг за шагом, эмоция за эмоцией, чувство за чувством, когда её писала, для того чтобы соединиться с собой и полюбить себя, как есть, почувствовав себя великим волшебником, способным создавать свою реальность…

Именно этого я хочу пожелать читателям! Важно просто поверить, что каждый из нас – великий волшебник, и способен исполнять все свои желания в Новый Год, и в любой обычный день. Уверена, что кому-то в этом сможет помочь и мой новый «Роман с закрытыми глазами»…

Чтобы лучше донести до людей эту идею, мы вместе с моим художником-иллюстратором Вадимом Спиренковым создали «волшебные» новогодние почтовые открытки (а читатели «ЛР» смогут увидеть их одними из первых – в иллюстрациях к этому интервью. – Прим. Ред.). Мы распространяли их бесплатно, отправив, в том числе и в детские дома и дома престарелых.

– Ваш новый роман, при этом, можно сказать – как новогодняя ёлка: сразу же привлекает внимание невероятным обилием притягательных персонажей, да и вглядываться в него (то есть вчитываться!) очень увлекательно и интересно! В нём есть и захватывающая любовная история, и авантюрные приключения, и фрагменты фэнтази, и мистический трактат и эзотерическая притча…

Вы и задумывали книгу именно такой: одновременно понятной каждому, как фильм «Ирония Судьбы или с лёгким паром» и – немного загадочной, порой, теряющей грани между реальностью, историей, мистикой и невероятной парадоксальностью событий, как «Мастер и Маргарита»?!

Или вначале вы задумывали её более простой, но она сама, не спросив разрешения автора, постепенно самочинно приняла такую удивительную, влекущую и необычную для нашей литературы форму?

– Как я уже сказала, эта история про мою душу, поэтому я ничего не придумывала, а просто писала правду, конечно, используя некоторые художественные приёмы. Наша жизнь многогранна и разнопланова, в ней присутствуют все перечисленные вами формы и они абсолютно реальны. Как известно, всё зависит от смотрящего, от того мира, в котором он живёт. Ведь никто не может отрицать того, что, несмотря на то, что мы все ходим по одним дорогам и дышим одним воздухом, на самом деле обитаем в разных мирах, каждый из которых окрашен красками, эмоциями и событиями, руками его обитателей… Любого из нас!

И от каждого человека зависит то, каким будет общий «характер» его жизни: грустный, тоскливый, радостный, трудный, опасный или скучный, это уж, кто как захочет и кому как нравится. И — у кого уж как получится, а может и как повезёт… Об этом, впрочем, будет уже следующий мой роман! Но пока не будем забегать вперёд. Скажу сейчас лишь то, что для каждого реально то, во что он верит, и именно с этим он и сталкивается в жизни. А пока в «Романе с закрытыми глазами» я приглашаю читателей совершить путешествие в мой мир. Возможно, кто-то захочет там остаться, если ему понравится (улыбается).

Энергия анти-бутерброда

– Успешная литература устами Бориса Акунина долгие годы причала читателей к мысли, что романы должны быть «просты в употреблении» и сравнимы чуть ли не с бутербродами, которые привычны и просчитанно-калорийны для каждодневного завтрака… Вы не опасались, что такие люди вас просто не поймут?

– Когда я писала роман, сомнений у меня не было, потому что это правдивая невыдуманная история, основная проблема которой знакома абсолютно каждому. Ведь задача любого человека – отыскать в себе себя. А ещё – необходимый источник света, освещающий его собственную жизнь – любовь. «Отыскать», потому что изначально любовь есть в каждом, но под воздействием общественных стереотипов и программ мозга, люди теряют это, становясь кем-то другим по образу и подобию увиденного в жизни.

Мы очень часто стремимся стать каким-то идеалом, о котором нам рассказали в детстве или кого читают успешным во взрослой жизни. При этом неизбежно оказываемся в чужой жизни, теряя своё предназначение и своё счастье, теряя себя. Потеряв, найти очень сложно и больно, потому что происходит выход из зоны привычного «спокойного, но несчастного» комфорта, перестройка сознания и расчистка пространства, которые сопровождаются болью потерь, разочарованиями и прочим. К сожалению или к счастью, человек устроен так, что может обрести счастье только через боль, так заложено генетически со времён древних христиан, а может, и ещё раньше. Без боли и страданий душа черствеет, теряет чувствительность и способность любить. Боль – это единственное, что может заставить человека вновь почувствовать свою душу, это благость. Важно не бояться боли, а проживать до конца, тогда наступает катарсис и «раскрытие», соединение с собой и счастье просто от факта бытия. Всё это произошло со мной… .

Вы совершенно точно заметили, что читатели склонны читать поверхностно – глазами, воспринимая лишь описанные события без попытки анализа и погружения вглубь. Это не плохо, просто такова наша реальность. Именно поэтому в начале романа я дала инструкцию к прочтению, указывая на то, что это не обычный роман, что события не имеют значения, вместо них могут быть события из жизни каждого читателя. Самое важное в книге – это энергия, которая улавливается чувствами и которая может привести читателя к ответам на собственные вопросы, поэтому его надо читать «с закрытыми глазами», то есть душой. В противном случае роман окажется лишь очередным остросюжетным произведением со всеми перечисленными вами атрибутами, которых, уверена, было много в жизни каждого читателя.

Кроме этого для лучшего понимания сути книги, я сейчас много выступаю на радио, опубликовано некоторое количество статей, интервью и рецензий, написанных профессионалами. На следующий год, по просьбе читателей, я планирую проводить практические семинары, направленные не только на более глубокое понимание книги, но и на духовное развитие, чтобы участники этих семинаров глубже понимали себя. Столь популярных сегодня литературных и философских семинаров. Так что следите за анонсами в соц. сетях и на моём сайте www.IrinaAir.ru

– В «Романе с закрытыми глазами» действуют самые разные герои: Афродита (она же Богиня Любви) пускается на затейливые приключения, дельфины предстают мыслящими и деятельными существами, а писатель Алехандро просыпается от чёрного сна и начинает жить будто заново (что многие из нас хотят, но не многим удаётся)… А ведь есть ещё и вепрь Тимоша и много других вроде бы второстепенных, но тоже очень важных персонажей?!..

Такое обилие действующих лиц, частая смена историй, настроений и наблюдений, а также различных жанров и стилистик повествования были важны вам, чтобы показать, как парадоксальна наша жизнь и при этом лучше её не бояться, а просто наблюдать без страха, со снисходительной улыбкой?

Или это многоцветье характеров, жанров, импрессий от того, что вам хотелось написать роман, которого ещё не было в нашей литературе? И который каждый читатель поймёт по-своему и – по-разному?

– Да, моя задача была написать роман для прочтения душой так, чтобы книга заговорила с каждым его языком и ответила на вопросы каждого. Для этого, правда, читателю надо решиться на необычное прочтение, как я говорила выше. А персонажи… Они все реальны, они все вокруг нас. Наверняка же в детстве каждого животные умели говорить и виды животных из несовместимых экосистем, как мы, взрослые, считаем, без помех ладили друг с другом. Реально ли это было для нас тогда? – конечно, однозначно, непременно! Реально то, во что мы верим. Реальны и возводимые нашим мозгом барьеры, границы этой реальности. Именно из-за этих границ и возникают в нашем сознании запреты типа: «я на это не способен», «у меня не получится», «я не такой талантливый», «у меня не хватает времени», «я не достаточно умный для этого» и пр. Чувствуете, к чему я веду? Когда возникают вот такие мысли, следует срочно вспоминать моё новогоднее напутствие: «Ты великий волшебник!».

Именно на эту позицию я и ставлю читателя для прочтения книги, разбивая стереотипы барьеров и лимитов сценой дельфинов и белок, обитающих в одном лесу и любящих друг друга. Если барьеры не разбить, то результата не будет, что тоже результат (улыбается). Значит, не сейчас, а может, и не в этой жизни в буквальном понимании. Всему и каждому своё время.

Это понимают и испанцы

– При этом, как мне кажется, вы написали очень импрессионистский роман, который интересно начинать читать буквально с любой страницы, даже не особенно следя за развитием сюжета…

А главное в нём – эмоции, мимолётные ощущения, яркие персонажи, тонкий нерв любви, страсти и прекрасное безумие окружающей нас жизни, в которой хочется разобраться, порой просто отрешившись от происходящего и закрыв глаза… А совсем не сюжетные линии. Вы именно таким его и задумывали: импрессионистским и хрупким по конструкции – как листья на дереве: цветущие и душистые, но всё равно вот-вот и готовые упасть при первом налетевшем колючем ветре?

– Вы так всё правильно сказали, однако должна с вами не согласиться в самом важном. Я роман не задумывала, он не от ума. Это просто энергия, которая пришла из пространства и легла на бумагу в едином порыве. Как вы там сказали, «при первом налетевшем колючем ветре». Я как-то очень точно ответила на подобный вопрос одному испанскому журналисту: «Настоящие истории не придумываются, они просто приходят из безграничного пространства Вселенной и проходят через тело и душу, когда ты готов получить это откровение. Только такие истории могут затронуть чувства читателей и поменять их жизнь». В этой фразе важны два аспекта. Первое – наличие откровения, а второе – готовность читателя его принять.

– Однажды вы сказали в одном из своих многочисленных интервью, что сюжета в романе по сути и нет (хотя это и не совсем верно – многие сюжетные линии всё-таки присутствуют, но непредсказуемо и интригующе то начинаются, то обрываются)… А что Вы сразу решили предложить читателю взамен, и что для Вас самой наиболее важное в этой книге?

– Не совсем. Сюжет в книге, безусловно, есть, причём, очень увлекательный или даже изощрённый. Только это лишь моя история. Мне же важно, чтобы люди улавливали энергию (чувства) и подставляли свои жизненные сюжеты, свои вопросы, чтобы они общались с книгой, как с собеседником.

Путешествие в любовь

– Обычно писатели, чтобы их роман читали, круто закручивают интригу или вводят персонажей, которые будут напоминать читателям их самих… Но вы, кажется, решили поступить абсолютно наоборот. И по-моему преуспели… Не боялись ли, что пойдя наперекор признанным лекалам коммерческого спроса, вы не заработаете больших гонораров?

– Нельзя придумать книгу, близкую и понятную абсолютно каждому. Однако эта книга будет интересна и для любителей приключенческих сюжетов, потому что интрига в ней есть, и ещё какая, далеко не каждый смог её разгадать, читая поверхностно! Лишь очень внимательные и вдумчивые читатели смогли уловить фатальную связь между главными героями двух, на первый взгляд, не связанных историй. Я тут почитала рецензии к книге, в романе видят и элементы фэнтези, и любовный роман, и триллер, и эзотерическую притчу и, самое забавное, – эрософский тревеллог. А вы говорите, нет интриги. Я сама была заинтригована, прочитав такое количество различных характеристик (улыбается)…

Но это всё лишь вершина айсберга, речь не об этом. Людям, особенно критикам, свойственно классифицировать всё, что они видят, определяя предмет на определённую, понятную им полку – это защитная реакция психики и эго, которые говорят: «Всё в порядке, я это знаю, я же специалист». Такой подход вполне имеет место быть – как я говорила, «знания по мере готовности». Те же, кто готов решиться на большее, должен разрушить все полки и забыть про их существование, осмелившись на путешествие в новый мир – там заканчивается разум, а начинается правдивая энергия, там есть душа и любовь.

– Ассоциируете ли Вы себя, как водится в традиционном романе, с кем-то из главных героев? И есть ли в книге какой-то персонаж, который чаще других говорит Вашими словами и высказывает те мысли, которые Вы хотели бы, чтобы особенно запомнились читателям?

– Да, конечно. Роман – как я сказала, это биография моей души сквозь две, хорошо, полторы жизни. Моя душа живёт в двух персонажах, которые являются её последовательными воплощениями. Не буду раскрывать их имён, скажу лишь, что они разного пола. Кроме этого есть ещё один загадочный персонаж, который присутствует в обоих воплощениях и является внутренним голосом моего героя, которому дали слово лишь во второй жизни.

Волков бояться – писателем не быть

– Среди многих персонажей романа частенько появляется и философ гей, по имени Хосе. Зачем вы ввели в действие именно героя «нетрадиционной сексуальной ориентации» – чтобы расширить круг своих будущих читателей, или мужчина, наделённый и некими женскими чертами, в итоге невольно может мыслить от имени сразу двух полов и оттого невольно становится более мудрым, чем остальные? Не боялись ли, что такой персонаж отпугнёт от романа некоторых мачо-мужчин?

– Не хочу раскрывать всю интригу. Так вышло, что я ответила на этот вопрос, отвечая на предыдущий.

– Кажется ещё, что этот роман – говоря театральным языком, ещё и книга положений. В нём масса наблюдений за жизнью, порой кратких, но при том и эмоциональных – как кадры в голливудском фильме при монтаже… Например, курортная история про то, как она любит его, а он полюбил другого…. Не боялись ли вас ваши знакомые во время написания этого романа: ведь наверняка многие его фрагменты – откровенные наблюдения за окружавшими вас людьми?

– Что-то слишком часто я слышу слово «страх» и «бояться» в нашем интервью. Волков бояться – писателем не быть! Или даже так: волков бояться – счастливым не быть. Страх – это самый сильный блокатор нашей энергии и, как результат, счастья. Однако вы не можете просто перестать бояться, потому что так решили. Страх – это тоже защита психики и разума от выхода за грани привычного и комфортного. Я на эту тему написала притчу в стихах «Песнь о коале». Побывав этим летом в Австралии, я узнала тайну вечного сна этого зверька. Представляете, он спит 3/4 дня потому, что питается только эвкалиптом, который токсичен и забирает всю энергию жизни на переваривание. Получается, что зверушка заложник собственной привычки. В моей притче коала решается на опасный поступок в погоне за своей мечтой, и пространство (океан, в данном случае) ей подсказывает разгадку её вечного сна. Можно легко провести параллель и с миром людей. Страх следует пережить, пойти в него глубоко, пойти за его энергией, хотя бы мысленно, но до конца. Тогда всё разрешится само собой – пространство и душа подскажут. Притча заканчивается ссылкой на «Песню о соколе» Максима Горького, где автор воспел «песнь храбрым», а я от себя дополнила:

«…Я ж в песне своей воспою
Попытку прервать сон привычный,
Коль жизнь пуста, но логична.
Найти чтоб своё счастье личное,
Бесстрашно начать новый путь».

(Отрывок из Притчи)

А возвращаясь к вашему вопросу… Всё верно, в моей книге много реальных персонажей. Роман написан с любовью и благодарностью всем близким, кто принимал участие в моём становлении и духовном развитии. Причём, благодарность относится и к «отрицательным» героям, потому что все их «злодеяния» – это не что иное, как ответ на запрос души, на которую они направлены. А значит, нет обиды – лишь одна благодарность.

Страницы, на которых остались слёзы

– Есть ощущение при этом, что «Роман с закрытыми глазами Или Каждое мгновенье о любви» ещё и очень кинематографичен. По ярким эмоциям, персонажам, обилию поразительных сцен, которые можно потом эффектно представить на киноэкране… Вы специально строили этот роман так, чтобы он потом мог быть востребован и в кино?

– Удивительно! Каждый, кто прочитал роман, говорил мне, что из него получится отличное и очень зрелищное кино. Когда я его писала, конечно, об этом не думала, я вообще не думала, как мы с вами договорились. Однако раз общественность просит, то кино должно быть непременно. Важно, чтобы книга попала в руки к талантливым режиссёрам.

– Кому вы хотели бы дать прочитать ваш роман в первую очередь, и какая страница вам самой давалась труднее всего, но может быть, притом, оказалась и самой важной?

– Мою книгу прочитали первыми мои духовные учителя, во многом благодаря которым эта книга родилась на свет, ознаменовав собой рождение меня новой. Это Ольга Трифонова и Алекандр Астрогор – они и написали первые рецензии.

Труднее всего было писать про жизнь героини, пропитанную болью и слезами, потому что я тоже при этом рыдала, проживая эти эпизоды своей жизни заново. Иногда я не могла писать – слишком тяжело было это переживать ещё раз, потом набиралась духа и возвращалась вновь. И действительно, прожив ещё раз эту боль до конца, соединившись с собой, я перешла на совершенно иной уровень жизни, полный счастья и любви. Чего и всем желаю!

– Есть ли у вас любимый писатель? И полезно ли иметь своих любимых авторов, чтобы сравнивать с ними уровень своих книг, в частности этого нового романа?

– У меня есть несколько любимых писателей. Среди них Бернар Вербер, Ошо, Карлос Кастанеда, Ричард Бах, конечно, я очень люблю работы Льва Николаевича Толстого. Считаю мудростью высочайшего уровня стихи Инны Шаховой.

Никогда никого ни с кем не сравниваю. Каждый индивидуален и несёт что-то своё миру. Более того, считаю, что когда начинается сравнение, возникают стереотипы и лимиты. А когда они возникают, то исчезает творчество.

– И конечно, самый важный вопрос для читателей: будет ли у этой книги продолжение?

– Продолжение этой книги – это просто жизнь каждого после её прочтение. В книге решена проблема. Всё случилось, всё понятно. Теперь остаётся просто жить на новом уровне энергии. Для тех, кому не удалось выйти на этот уровень, но кто этого очень хочет, я обязательно проведу практические семинары в следующем году.

Написать Роман – наверное, главная цель для писателей, стремящихся войти в отечественную литературу всерьёз и надолго. И поэтому, как было не задать Ирине Эйр и этих вопросов, ответы на которые в первую очередь наверное сразу захотят прочесть другие писатели и поэты. Ну, а главное – и их семьи!

Назло привычным правилам

– Сочиняя столь сложносочинённый роман с обилием персонажей, импрессионистских наблюдений и путешествий во времени, истории и пространстве, не боялись ли вы сами заблудиться и потерять, может быть, по ходу действия, кого-то из важных персонажей?

Как строили работу над книгой: вначале писали план, размечали основные действия действующих лиц и мысли которые хотели бы донести до читателя, или просто погрузились в пучину «Романа с закрытыми глазами» и до последнего дня работы не знали, куда и к какой концовке она вас выведет?

– Что вы, я бы в жизни не смогла всего этого придумать и точно бы запуталась, следуя привычным правилам. Это как ножки у сороконожки, в которых бы она точно запуталась, хоть раз задумавшись о том, как она ими управляет. Тут нет правил – это важно. Я однозначно знала, каким будет разрешение конфликта в конце романа, я знала причину этого конфликта, но всё это существовало лишь в виде потока энергии, в виде идеи. Потом история сама легла на бумагу, и появились персонажи, их имена, характеры, взаимоотношения.

План был весьма приблизительным. К этой работе не применимы привычные техники, потому что, как я уже сказала, история жила, она существовала в пространстве и лишь ждала своего выхода через тело человека, сумевшего её уловить. Мне кажется, что таким образом рождаются самые правдивые и целительные для читателя истории. Я называю эту технику «чтением себя». Могу поделиться принципом. Для начала я вхожу в состояние медитации – полного безмыслия и соединённости с собой и пространством, потом всё происходит быстро – я чувствую мощный поток информации – только успевай записывать. При этом испытываю настоящее счастье от самого процесса. Важен путь, а не цель. Цель – ловушка.

– Одни авторы романов предпочитают вставать пораньше с утра и сразу же садиться за книгу, строго отводя на работу три или четыре часа каждый день (даже если вначале не пишется)… Другие будят в себе вдохновение с помощью новых влюблённостей или кофе ( а то и алкоголя) и только потом, на эмоциях, принимаются за работу….

Какой план при работе над «Романом с закрытыми глазами» облюбовали для себя вы, как наиболее эффективный?

– Для каждого эффективны свои методы – всё индивидуально. Я однозначно пишу только по утрам и только на голодный желудок. При моей технике важно, чтобы разум однозначно трактовал чувства тела и голос души, а это возможно лишь, когда разум не перегружен анализом событий дня и когда тело не занято процессом переваривания пищи. Очень хорошо писать после небольшой зарядки – это поднимает энергию и активизирует мозг.

– Чертите ли вы на дни написания романа особый график собственной жизни? И от каких увлечения и пристрастий отказываетесь? Один мой знакомый, очень известный писатель, например, устанавливал жёсткое табу на алкоголь. «Я говорю себе: не буду пить, зато вот когда закончу книгу, то на радостях крепко напьюсь и загуляю на три дня!» – Рассказывал он мне. И ведь получалось именно так: он писал хорошие книги, а потом хорошо и многодневно праздновал. Ну, а начиная очередную книгу, снова завязывал и объявлял «сухой режим». И ведь помогает – недавно вышло его очередное собрание «Избранное» в трёх томах…

– Нет, я этим не занимаюсь. Никаких табу и самоограничений! Всё можно, если быть при этом осознанным.

– И что помогало сосредоточиться на столь масштабной работе вам?

– Сосредоточиться? Я бежала к столу писать книгу – это великое благословение, счастье и, одновременно, ответственность быть писателем. Безмерно благодарна за этот дар.

– Писатель Эдуард Тополь признавался мне, что зарёкся писать большие романы, поскольку это мешает счастливой семейной жизни, ведь жена слишком злится, когда постоянно видит только его спину… Известна и фраза Солженицына, который в ответ на очередные упрёки первой жены в невнимании, иногда отвечал даже раздражённо: «Да, мне не нужна семья, не нужна жена, потому что мне нужно писать роман!»

Не пострадала ли личная жизнь при написании вашей масштабной книги? И как нужно расставлять приоритеты в выборе «семья и роман», чтобы и дело делать и никого не обидеть? Или «вторая половина» писателя должна быть изначально готова на смирение и жертвы?

– Никаких жертв, что вы! Только любовь, приятие и понимание. В вашем вопросе есть намёк на жалобу многих о нехватке времени на то, чем хочется заниматься. Враньё всё это! Это надо честно признать. У нас есть время и нас окружают те люди, чтобы мы могли заниматься тем, чем нам хочется. При этом «хочется» – это не обязательно глубокое стремление и порыв души, это может быть просто «удобно», «комфортно», «привычно», «выгодно» и при этом не обязательно «счастливо». Когда признаешься себе в этом, то нет смысла жаловаться. Вообще, всё новое в жизни начинается с искреннего признания настоящей ситуации. Об этом можно долго говорить.

Я точно знаю, что для меня важно всё, чем я занимаюсь и все, кто рядом со мной. Тут нет приоритетов – всё важно в равной степени и является частью меня, каждая из которых должна жить полноценно. Это уже из области моих практик по Астропсихологии: у людей может быть несколько центров, важно жить каждым из них, чтобы быть по-настоящему счастливым. Конфликта с близкими нет и быть не может, если окружающие по-настоящему близкие – отвечаю на ваш вопрос. Тут просто тоже может быть много тонкостей, связанных с подменой понятия о себе и о близких, но это тема для отдельной беседы.

– Что вы хотите, чтобы написали об этом романе и о вас теперь в Литературной энциклопедии? И что думаете, на самом деле напишут? И надо ли было об этом думать, садясь за роман и прикидывая возможность его успеха?

– Отвечаю по пунктам. 1) Ирина Эйр – исследователь человеческих душ. 2) Не знаю, вариантов масса, зависит от того, кто будет писать. Я тут подумала, что вот так и творятся записи в энциклопедиях, да и не только, – в зависимости от восприятия смотрящего, а мы-то их воспринимаем как аксиомы. Вот вам и начало стереотипов, определяющих нашу жизнь! Хе-хе! 3) Бывает по-разному. В любом случае, сколько людей, столько и мнений – и это нормально. 4) зависит от целей. Если цель чисто коммерческая, то есть просто заработать деньги на массовом восприятии, то да, конечно, именно так и надо строить работу изначально – понимая текущий спрос большинства.

Но если есть заявка на уникальность и на откровение, то расчёта быть не может – книга должна быть максимально искренней и настоящей. В любом случае, оба варианта найдут своего читателя, если за ней стоит уверенная и сильная энергия автора, нужная обществу.

Смотришь – там и Новый Год

И конечно, как было не задать в канун 2015 года, предпраздничные «писательские вопросы»?!

– Кто из писателей и писательниц (или поэтесс) по итогам 2014 года больше всего достоин того, чтобы стать Дедом Морозом и Снегурочкой на Новый Год?

– Дедом Морозом я бы выбрала моего коллегу по Интернациональному Союзу Писателей и моего хорошего друга Сашу Кругосветова, снегурочкой с удовольствием буду сама! Я же волшебникца!

– Кому из коллег по литературному цеху, Вы обязательно сделали бы подарок в канун Нового 2015 года, если бы могли?

– Многим из коллег я сделала эти подарки в виде моих волшебных открыток. Среди них мои хорошие друзья Александра Окатова, Саша Кругосветов, Александр Гриценко, Инна Шахова, Вадим Громов и многие другие. Кроме них надо обязательно отправить открытку Верберу и Баху.

– Даже, если вы не верите в Деда Мороза, каким сказочным персонажем вам больше всего хотелось бы представлять своего любимого мужчину? Ну, и саму себя?!

– Интересный вопрос. Никогда об этом не думала. Наверное, дельфином и белкой из моего романа. Несмотря на то, что они такие разные, они получают удовольствие от того, что учат друг друга своим основным навыкам: плавать под водой и прыгать по веткам соответственно. Но всё же у них есть много общего – это любовь.

– В каком самом необычном месте вы встречали Новый Год? Случались ли в этот день какие-то неожиданные ситуации, которые потом попадали и в ваши книги? Верите ли в мистику этого праздника: мол, как встретишь, так и проведёшь, такое у вас случалось?

– Новый год встречаю каждый раз по-разному. Честно сказать, я не вкладываю в эту ночь какого-то особого значения. Вот ещё! Доверять целый год своей жизни удачности одной лишь ночи! Ни в коем случае: «.. мы каждой минутой судьбу выбираем» (цитата из романа). Хотя один раз для предновогодней программы «Доброе утро» первого канала я обернула этот праздник в мистическую обёртку, сказав, что вышла однажды одна в новогоднюю ночь и прокричала во весь голос заветное желание. Это правда. Так было.

Но это могло произойти и абсолютно в любое время суток, да и в любой день. Важно, лишь осмелиться и во весь голос заявить о своём недовольстве или желании честно и открыто. Не обязательно кричать, можно заявить и «во весь внутренний голос», – главное, чтобы душа кричала. Тогда точно всё сбудется. Тут, правда, тоже есть тонкость. Важно, загадав таким образом желание, отпустить его разумом и чувствами на исполнение Вселенной, доверяя ей. Дело в том, что мы не всегда сами понимаем, чего хотим, и желаем себе всё подряд. Но это «всё подряд» никак не может сбыться, если оно не от души, а от разума (то, что принято желать в обществе) или если его реализация не благоприятна для окружающих, или если вы к нему ещё не готовы – в общем, вариантов много и все они справедливые, просто нам не дано это понять. Поэтому остаётся лишь доверять. Говорю стихами (улыбается).

– Есть ли у Вас любимый новогодний тост или девиз, который помогает вам в жизни?

– Отвечу фразой героини из Романа: «Я есть свет! Я есть любовь! Я есть счастье! Я ЕСТЬ!».

Беседу вёл Александр АЛЕКСЕЕВ.

Оригинал публикации на сайте издания: litrossia.ru

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *